Маяк и голубка

Ты в сны нярешь утром,
А я ныряю днем
Под громкое «Полундра!»
Усталым маяком.

Но к ночи все в порядке:
Я снова засвечусь,
Огнями замигаю
И бодренько проснусь.

И ты опять как прежде
Голубкою ночной
Летишь на свет в надежде,
И снова головой

Об стеклышко иллюзий
Тихонечко так: шмяк!
Опять, опять контузия!
Опять, опять маяк!

Рубрика: Смешные стихи, Стихи, Стихи о любви | 1 комментарий

Концерт в районном ДК

Я сегодня давал концерт для провинциальной интеллигенции
В маленьком зале районного дома культуры.
И в конце две еще не старых бабенции
Расплакались, и сказали, что все бабы — дуры.

А на заднем ряду сидела училка с острыми сиськами.
Я бы мог ей испортить жизнь, а может быть и испорчу ещё.
Серый свитер бы надо сменить на серый купальник с искрами
И провести ладонями по её обворожительным бёдрищам.

В какой-нибудь дикой стране совершенно вечного лета
Она бы волны раздвигала коленками и смеялась.
Вот мы сейчасть выйдем в декабрь, где нету солнца и света,
Где битый асфальт, и где фонарей почти не осталось,

Она будет прыгать в чистых сапожках через знакомые лужицы,
А я в местной забегаловке выпью водки.
И через месяц все это забудется,
А может и не забудется, а встанет комком в глотке.

Рубрика: Стихи, Эротика | Комментарии (3)

Ремиссия

Я живу за счет женщин. Нет, я неправильно выразился. Я не живу за счет женщин, я живу за свой счет. Просто моя профессия – женщины.

Каждый вечер я выхожу на работу и иду по зимнему городу пешком туда, где нужно то, что я умею делать. Иногда мне хочется сменить свою профессию. Я мог бы быть, например, хорошим наемным детективом. Я с виду незаметный, ничем не примечательный горожанин средних лет. Когда я иду по вечерним улицам, я похож на человека, который живет где-то здесь, совсем недалеко, в лабиринтах темных проходных дворов, подъездов с перепутанной нумерацией, чугунных решеток и неосвещенных арок. Сейчас, в темном пальто с поднятым воротником, я стараюсь идти так, чтобы на меня не попадал свет фонарей. Это не всегда удается и тогда я делаю вид, что возвращаюсь из театра.

Ах, театр… Публика разъезжается, слышны голоса извозчиков и четкие щелчки кнута. Больше нет того театра, в котором можно без спешки скушать пирожное и запить его брютом. Есть театр со школьницами в черных джинсах и раскисший снег на пути к метро.

Для того чтобы стать человеком, возвращющимся из театра, не нужно ничего. Нужно просто услышать позади себя звук прощальных аплодисментов. Ах, да. Почему я возвращаюсь из театра один? В этом распахнутом пальто и болтающимся шарфе? Может быть, я – заядлый театрал? Мне не нравится эта роль. Я застегиваю пальто и плотнее наматываю шарф.

Снова неосвещенный участок бульвара и я становлюсь опасным. Автоматический Glock-17 в наплечной кобуре практически незаметен. Ничего не изменилось. То же пальто, с одной расстегнутой пуговицей по центру груди. Тот же шарф, плотно закрывающий шею. Парни, вынырнувшие из темноты, чувствуют Glock и уступают мне дорогу. Проходя мимо них, я делаю шаг чуть в сторону. На всякий случай. Никогда нельзя быть слишком самоуверенным.

Сегодня я иду к Мари. Ах, Мари! Я люблю, тебя, Мари. Но я буду жесток. Потому что ты любишь меня жестоким. Я пройду на кухню в пальто и ботинках, принюхиваясь. А ты зажмуришься от страха и, я знаю, что у тебя вспотеют ладони и пальцы. Я возьму тебя за руку. За твою слабую и напряженную ладонь и тонкие пальцы. Ты боишься. Больше всего ты боишься, что я еще раз вдохну воздух твоей маленькой кухни и уйду. А когда я уйду, ты станешь бояться, что я не приду больше никогда. Ты будешь смотреть на телефон как на последнюю надежду, но не решишься набрать номер. Ты наберешь номер только в крайнем случае. И тебе всегда кажется, что самый крайний случай еще не наступил.

Но сегодня мы будем веселиться. Ты, сидя голой на вертящемся стуле, будешь играть на рояле, а соседи будут стучать к нам в стену. Я сниму шарф и сяду в кресло. Тебе сегодня можно все: прыгать по дивану и снимать с меня ботинки, пить портвейн, грызть яблоки и тянуть меня за руки.

Я принес тебе в кармане моего пальто подарок: два миндальных пирожных в маленькой коробочке, перетянутой красной лентой. Ты надкусываешь одно и прячешь коробочку в письменный стол. Завтра ты уедешь на гастроли. Ты сможешь уехать только потому, что у тебя будет возможность позвонить. В самом крайнем случае позвонить мне. Ах, Мари. Твое слабое тело бьется в моих руках и ты живешь.

****

Я не люблю ездить на такси, и, тем более – за рулем. Я иду пешком от Мари к себе, в свое логово, в свое убежище, где можно наслаждаться одиночеством и где соседи совершено не подозревают о том , чем я занимаюсь в той жизни, которая скрыта от них. Мне часто кажется, что я живу на конспиративной квартире посреди Цюриха, а мои соседи – добропорядочные немцы, молча встречающие меня у своих окон и провожающие долгим взглядом мою спину, когда я ухожу.

Через три дня мы летим с Изабеллой в Касабланку. Я буду играть роль ее мужа, богатого и загадочного. Ах, Касабланка! Мне придется ходить по твоим улицам в начищенных ботинках и ездить на машинах с кондиционерами. Вместо того, чтобы пить кофе на задворках захолустных кварталов, сидя в плетеном кресле и вытянув ноги в растоптанных сандалиях. Ненависть к кондиционированному воздуху и ненависть к Изабелле, из-за которой я буду вынужден этим воздухом дышать. Ей придется дорого за это заплатить. Синий свет чертит косую полосу на потолке, красный – ползет тонкой лентой по широкой кровати. На белых простынях холодного гостиничного номера с гигантским окнами — белое распластанное тело Изабеллы и растоптанная гордость, от которой не осталось даже глотка шампанского. Для чего тебе Касабланка, Изабелла? Может быть для того, чтобы избавиться от самой себя?

****

Падает снег. Громадные белые хлопья. Зима скоро кончится. Дома, засыпанные снегом, и белые дороги – это совсем ненадолго. Я наливаю кипяток в чашку и отрезаю тонкий ломтик лимона. На белых дорогах машины уже прочертили черные следы. Когда я проснусь… Я не знаю, что будет, когда я проснусь. Будут гореть фонари, а снег будет продолжать падать. А может быть снега уже не будет.

****

Винтер. Про женщин я знаю всё, но только не про тебя. Я ничего не знаю о тебе, потому что каждый день ты – другая. Я всегда забываю твое имя. Или может быть просто не хочу произносить его в вслух. Поэтому сегодня ты — Винтер. Не спится. Я надеваю пальто, шарф и иду по мокрому снегу, крупные хлопья падают мне на голову и спускаются по шее тонкими струйками воды за воротник. Винтер в переднике с красными цветами распахивает дверь:

- Хочешь борща?
- Я хочу тебя.
Я съедаю борщ и падаю на кровать. И не слышу, как падает снег.
- Скоро весна.
- Да, скоро весна, Винтер. И я буду звать тебя Фрюлинг. А когда я уйду на пенсию, твое имя станет Лаубфаль. Мы уедем в Цюрих и будем жить на Фруктовой улице, а немцы будут приходить к нам в гости кушать борщ.
- И будут думать, что мы – шпионы.

Если бы ты знала, Фрюлинг, если бы ты знала…

****

- Спокойной ночи, Мари!
- Спокойной ночи, Изабелла!
- Спокойной ночи, Матильда!

Матильда опускает трубку, включает будильник, кладет его рядом с собой, около подушки, и засыпает.

Для Матильды самое страшное – не услышать «Спокойной ночи». Не услышать «Спокойной ночи» — значит – остаться одной. Совсем одной на кровати, в комнате, в кухне, в ванной и в туалете. Для чего жить, если никого не интересует, как ты заснешь? Невозможно уснуть, потому что вокруг – холод и пустота. Таблетка не помогает. Сколько нужно таблеток? Двадцать? Не спеши, Матильда, еще есть время.

- Спокойной ночи, Матильда!

Я знаю про женщин всё. И я исполняю их желания. Такая у меня профессия – женщины. Женщины – суицидницы.

- Я люблю тебя, Мари!
- Я ненавижу тебя, Изабелла!
- Спокойной ночи, Матильда!

Как бы я жил, если бы не вы? Мог бы я жить, если бы не был вам нужен?

****

Я кладу на стол Glock. В нем нет ничего такого, что может восхищать. Он – не более чем удобный инструмент. Пластмассовая ручка и пластмассовый магазин, и лишь ствол из хорошей стали. Семнадцать патронов. Патроны плотно сидят в магазине и ждут когда передернется затвор и первый из них пойдет вверх. Одного патрона может хватить, чтоб избавить кого-то от ночных кошмаров.

Красная лента из шелка. Из таких лент можно делать лямки для платьев. И подвязки для украшений на шею. Как ошейники. Красивые женские ошейники. Но часто их носят и просто так, безо всего. У меня есть целый моток такой ленты. Красной шелковой ленты для нежной шеи. Этот моток лежит в ящике письменного стола. Его нельзя держать на виду. Он слишком красив. Оттуда не отрезано еще ни одного кусочка. Или отрезано? Завтра я встречаюсь с Главным.

****

Солнце врывается и заливает стену, около которой стоит моя кровать. Я очень бодр. Умываюсь и с аппетитом съедаю свой завтрак: овсянка и кусочек сливочного масла.

- Добрый день.
- Добрый день. Ну, как поживает Глок?
- Никакого Глока никогда не было. Вы же знаете…
- И красной ленты не было?
- Была. Она и сейчас есть.
- И что с ней?
- Ничего. Она мне больше не нужна. Можно выбросить.

****

Фрюлинг… Я иду по залитому солнцем городу и у меня кружится голова от запаха весны. Весны еще нет, но ее запах уже поселился на улицах. Этот запах врывается в трамвай на каждой остановке через открытую дверь. Я пройду в комнату не снимая пальто, открою ящик письменного стола, достану красную ленту и сделаю из нее цветок.

*****

Нет. Я не могу ее выбросить. Я не могу сделать из нее цветок. Я кладу красную ленту в карман своего пальто и иду по ночному городу. В лужах отражаются фонари и грязь на дороге красиво блестит, словно это не грязь, а украшение.

Сегодня я иду к Мари. Я несу ей два миндальных пирожных в коробочке, перетянутой красной лентой.

Рубрика: Всё подряд, Мидиатюры, Проза | Комментарии (3)

Февраль 2012

Я распахиваю настежь двери,
Потому что в них уже стучатся
Эти экзотические звери:
Серый волк, лисичка и два зайца.

На дворе февраль и светит солнце.
На зверях — классические шубы.
Выйдем мы в заснеженное поле,
И всех встречных зацелуем в губы.

Мы, наверно, пьяные немного
От шального воздуха и ветра.
Если Вам сегодня одиноко,
Мы подарим в лес вам три билета.

Рубрика: Всё подряд, Гражданская лирика, Стихи, Философское | Комментарии (5)

Тишина

Музыка дождя и ветра
Целый день играет с крышей.
Я немножечко с приветом,
Потому что это слышу.

А под музыку словечки
Кто-то шепчет-напевает
Под гитару вместе с печкой.
Так бывает, так бывает.

Голоса на расстояньи,
За спиною и над ухом
Проникают в подсознанье.
Что-то у меня со слухом.

Среди шелестов незваных
Я слова совсем не слышу,
Только звуки сосен пьяных
Где-то справа, слева, свыше.

Звуки песен, разговоров
Неотчетливы и странны
В этом хаосе просторном.
Все понятно и туманно.

Рубрика: Всё подряд, Стихи, Философское | 1 комментарий

Лизавета

На капоте у машины листья…
Значит – осень наступает лисья,
И крадется по деревьям и по небу.
Я сегодня на работу не поеду,

И крадется по деревьям и по небу.
Я сегодня на работу не поеду,

Я сегодня просто буду греться
В парке на скамейке. Сердце
Из-под свитера напомнило про лето.
Лизавета, Лизавета, Лизавета…

Сердце мне напомнило про лето
Лизавета, Лизавета, Лизавета…

Рубрика: Стихи, Философское | Добавить комментарий

- Отдай, — Лучезарный потянул за кольцо.
- Лапы убрал! — я лениво шлепнул его по рукам и улыбаясь наблюдал как растет в нем напряжение и сила.
Но ему не хватит силы. Никогда. Может быть, когда-нибудь. Но в другой жизни и с другой фамилией.
- Оно всегда было мое, — Лучезарный заскулил.
- Было. Это ты точно подметил. И не твое. Ты пользовался им, хотя оно было не твое.

Рубрика: Черновики | Добавить комментарий

Афоризм про ситуацию

Однажды я пошел в магазин и купил там банку печеночного паштета.
Принес домой, открыл, а в банке оказало говно.

Рубрика: Афоризмы, Проза | 1 комментарий

Наступает вечер (песня крестьянина)

Наступает вечер, хочется на блядки.
Хочется портвейна, хочется вина.
Но у нас в деревне, нету даже травки,
Но зато повсюду сочная трава.

Солнышко над лесом, но уже садится.
Где же, где же бабы милые мои?
И сегодня ночью мне опять приснится
Тополь у дороги и луна вдали.

Что же, что же делать? Где же, где же кони?
Запрягу я тройку и махну в Москву.
И за мной помчатся все менты в погоню,
Спросят, не в Москву ли я везу траву.

Клевер и осока, сальвия и донник -
Это же богатство, знайте, москвичи.
Но у нас в деревне нету даже водки,
Нету баб и счастья. Лишь одни грачи.

Рубрика: Гражданская лирика, Песни, Стихи, Стихи о любви, Философское, Эротика | Добавить комментарий

Внутри королевы

Елена Ваенга «Внутри»:

Мало кто поймет и мало кто узнает,
Что короля так не хватает.
Да, что же это у меня там внутри,
И что оно всё время ноет и болит?
И куда все время меня это зовет,
И поет, и поет, и поет?!

А мне подумалось, глядя на королевское платье Елены Ваенги:

Припев:
Королева с королевской спиной,
Я балдею от тебя сам не свой.
Что же у тебя болит там внутри?
На платочек, свои слезки утри.

Да, без короля, конечно же, фигово.
Жизнь течет размеренно, но бестолково.
Он пошел направо, ты пошла налево,
Но слегка спалилась королева.

Припев

Непутевый шут и даже не придворный,
Как посмел он быть заворожённым?
Ты не колдовала, ты же королева,
Голубая кровь, а не богема.

Припев.

Рубрика: Всё подряд, Пародии, Песни, Стихи | Комментарии (2)